Главная
Биография
Истории
Музыка
Фотографии

"STORIES" - ENGLISH

История 1. Первый в жизни конкурс песни.

"...Международный конкурс - занятие не для слабонервных. Там столько подковёрной возни, интриг и слёз. Побывав там один раз, обратно не хочется. Я на профессиональную сцену вышла в 15 лет, а в 18 уже меня послали на первый конкурс песни в Сочи. Он был первый в стране, да ещё и международный - для СССР событие "планетарного" масштаба, невиданный идеологический прорыв, хотя иностранцы на этом конкурсе присутствовали только из соцстран, так сказать - все "свои". Ажиотаж вокруг него стоял огромный. Получив там за исполнение песни "Нежность" диплом, и став лауреатом, я была на седьмом небе от счастья. В последний день конкурса, по традиции, должен был состояться гала-концерт лауреатов. В прекрасном настроении я пришла в театр готовиться к выступлению и вдруг новость, прозвучавшая для меня как гром среди ясного неба - я узнаю, что "Нежность" в концерте будет петь М. Кристалинская, а меня выпустят с песней "Вечер вальса". Почему так? Можно лишь догадываться, перед артистами ведь тогда было не принято отчитываться. Знаю, правда, что Кристалинская была весьма дружна с Пахмутовой и наверное, все случилось не без помощи Александры Николаевны. Но боже, у меня ведь отобрали песню, с которой я стала лауреатом! Кому как не мне и петь её в гала-концерте? Это была жестокая, незаслуженная пощечина. Я разрыдалась и убежала в большую гримёрку, а там сидел... Аркадий Райкин (днём в театре проходили его сольные концерты, и он остался на гала-концерт). Я плакала, сидя за столом, а он подошел, погладил меня по голове и сказал: "Это только первая большая несправедливось в твоей жизни, а сколько их еще будет...Но ты должна быть стойкой".
Это решение возмутило многих, да и зрители ждали меня, победительницу, а не Кристалинскую, хотя она и была первой исполнительницей этой песни. Зрители ждали меня и после "Вечера вальса" был шквал аплодисментов. Пришлось спеть "Вечер вальса" на бис. И опять зал не унимается - они же ждут "Нежность"! Но снова, уже в третий раз, дирижёр Ю. Силантьев заводит "Вечер вальса". Зал недоумевает, неистовствует, раздаются крики "Нежность!". Шум, гам, непорядок и всё это - прямая трансляция на весь СССР. Ведущий А. Масляков кричит Ю. Силантьеву: "Играйте "Нежность"! А тот в ответ: "Да мы ж её ноты не взяли, у нас в тональности Кристалинской!". Масляков кричит мне: "Будешь петь в тональности Кристалинской?". Я, помню, ответила: "Мне всё равно". Весь разговор попал во включённые микрофоны и звучал на весь СССР.
А в зале разгорелись страсти. С первого ряда лицом к залу поднялся любимый всеми актёр и певец Марк Бернес. Он стал дирижировать залом, который сотнями голосов стал повторять за ним "Неж-ность, неж-ность, неж-ность!". Делать нечего и пунцовый Ю. Силантьев взмахнул палкой. Оркестр, естественно, заиграл в тональности ниже моей на кварту и пришлось мне петь "Нежность" почти "басом", но я справилась. Овации зрителей, их улыбки и добрые глаза в зале осушили мои слёзы и я снова была счастлива..."

История 2. Дождь в половине шестого

14.05.1990 года, газета "Вечерняя Москва" /автор - Александр Вулых/
Я запомнил ее веселой и беззаботной. Лукавый взгляд, озорной девчоночий хвост, рассыпанный по плечам золотистыми прядями, звонкий, как капли весеннего дождя, голос, наполненный радостью от ощущения того, что вот она, Мария Кодряну, поет себе с эстрады для каждого из сидящих в зале и готова так петь сколько угодно.
Жила в Кишиневе девчонка, училась играть на скрипке в музыкальной школе-интернате... и пела. Впрочем, весной в Молдавии не петь невозможно, тем более, если тебе пятнадцать лет. В тот день она пела народные песни на сцене Зеленого театра, где вечером должен был выступать приехавший на гастроли в Кишинев знаменитый ансамбль "Дружба". Ее случайно услышал руководитель ансамбля Александр Броневицкий, обладавший замечательной способностью распознавать таланты. После концерта он подошел к ней:
- Хочешь работать в "Дружбе"?
- Кем? - не поняла девочка, - гладить костюмы?
Броневицкий рассмеялся,
- Давай что-нибудь спой, а мы подыграем, - сказал он. Мария запела "Прощай, моряк!" Доменико Модуньо, потом несколько румынских песен.
- Надо же, - удивился Броневицкий, - у нее своя манера. Завтра к десяти утра жду на репетицию.-
Она пришла вместо назначенного времени к половине шестого. Оделась в единственную свою "модную" вещь, плащ из ткани "болонья", хотя дождя не намечалось и было жарко, но очень уж хотелось "выглядеть" помоднее.
Броневицкий посоветовался с хормейстером Валентином Акульшиным:
- Ну что, будем брать?
- Но ведь ребенок же...
- Ничего, я переговорю с родителями.
Броневицкий приехал в село к родителям Марии одетый в спортивный костюм, в сандалиях на босу ногу, да ещё и семечки лузгал, чем произвел на молдавских крестьян впечатление этакого заезжего городского разгильдяя. Разве такому можно доверить дочь? Конечно, они были против!
Но она уже для себя все решила. Сдала на отлично экзамены в школе и...сказав, что едет работать в пионерский лагерь, удрала из дома в Ленинград, на работу в Ленконцерт, в ансамбль "Дружба", где стала солисткой вместе с Эдитой Пьехой. Историю о том, как, и с какими приключениями Мария добиралась до Ленинграда, мы опустим пока - ибо она заслуживает отдельной страницы, которая появится позже :)
В Ленинграде ее приняли в музыкальное училище при консерватории по классу классического и эстрадного вокала. Эстрадным вокалом Мария занималась у знаменитого педагога Лины Борисовны Архангельской, а параллельно она занималась классическим вокалом у Генриетты Владимировны Аптер, которая развила голос своей ученицы до трех с половиной октав и он стал таким сильным и звонким, что когда Мария распевалась, то в соседних классах не могли заниматься. Когда Кодряну уже училась на четвертом курсе, её пригласили в Мариинский театр на роль Наташи Ростовой в опере Сергея Прокофьева "Война и Мир", а также на роль Белоснежки в опере "Белоснежка и семь гномов". К сожалению, эти работы не были доведены до конца, потому что Мария переехала из Ленинграда в Кишинев, где создала свой коллектив и в возрасте двадцати лет стала выступать с сольными концертами. Естественно, плотные гастрольные графики исключали какую-либо возможность попробовать себя в какой-либо другой области, и не только в опере, но и в кинематографе, куда Мария получала приглашения для съемок, например, на роль младшей дочери короля Лир, на роль певицы в художественном фильме "Бриллианты для диктатуры пролетариата", но свои недюженные актёрские способности Мария в полной мере использовала на сцене, в своих блистательных сольных выступлениях. В тот же год Мария Кодряну впервые снялась на телевидении в новогоднем "Голубом огоньке".
Все начиналось на редкость удачно. Всего через полтора года после дебюта в "Дружбе" она попадает на I Международный фестиваль молодежной песни в Сочи и сразу получает диплом за исполнение песни А. Пахмутовой "Нежность". Она продолжает сниматься, записывает несколько маленьких пластинок, затем большой диск...
Кодряну работала тогда в джаз-оркестре под управлением Иосифа Вайнштейна. А неофициальным музыкальным руководителем был талантливый музыкант Сева Новгородцев, ставший потом знаменитым комментатором Би-Би-Си. Лучшей школы для молодой эстрадной певицы придумать было невозможно. Тогда и в голову никому не могло прийти петь под фонограмму.
У Марии Кодряну тоже были свои песни, принесшие ей популярность: "День на двоих", "Зажигала море синица", "Первое танго", "Баллада о красках"... Кстати, с последней песней связана интересная история.
Это было в 1972 году, спустя два года после того, как она вернулась в Кишинев и организовала свой коллектив, известный впоследствии под названием "Оризонт".
Мария проводила летний отпуск в Ялте. Отдыхая на пляже, вдруг услышала по местному радио: "Певица Кодряну из Молдавии, срочно зайдите в радиорубку!". Через минуту она держала в руках телеграмму из ЦК ЛКСМ Молдавии, в которой ей предписывалось срочно вылететь в Москву, в Министерство культуры.
Заместитель министра встретил ее в своем кабинете словами:
-Деточка, поедешь в Сопот, вместо Лещенко, будешь петь "Балладу о красках".-
Мария оторопела, - А можно я спою что-нибудь другое, знакомое, из своего репертуара? Ведь времени на подготовку всего две недели осталось, Лещенко - то уже целый год репетирует, три аранжировки сменил - попыталась возразить Мария.
-Не советую, деточка, спорить. Пой, что говорят.
В интервью газете Московский Комсомолец № 25857 от 1 февраля 2012 г. Лев Лещенко вспоминает: В 71-м году готовлюсь в Сопот, делаю три аранжировки песни «Баллада о красках», везде уже проспекты рекламные, — и вдруг за неделю меня вызывают в управление культуры, и начальник управления говорит: «Лев, извини, поляки хотят девушку. Поедет Маша Кодряну». Маша была молдаванкой, и кто-то тамошний продвинул Щелокову или Брежневу мысль, что она должна ехать. Я горем убитый, а мне: «Мы тебе компенсируем — поедешь на «Золотой Орфей».
Первую десятиминутную репетицию с полным составом оркестра Кодряну устроили только уже в Сопоте...А в Москве репетировали немного под !баян!, да на дачу к Оскару Фельцману Марию возили, где репетировали под рояль. Там, во время одной из репетиций, Мария потребовала изменить у песни финал, который был и коротким, и сразу громким и "кричащим", - ну не может мать, - убеждала Мария Фельцмана, - увидев своих живых, но седых сыновей, сразу "закричать", "завопить", наоборот, она оцепенеет, замрёт, ей горло перехватит от ужаса. Так в финале появилось это неожиданное пианиссимо, переходящее в душераздирающее форте, в котором было всё, - и смертная горечь войны, и радость возвращения любимых сыновей. Фельцмана так потрясла эта находка Марии, что у него на глазах выступили слёзы.
Aранжировка же была готова только к отлёту, ноты привезли прямо к трапу самолета. Причина тому банальна, но по тем временам весьма обыденна, - просто... аранжировщик запил, только и всего, правда, в череде всех организационных "накладок" это даже и не выглядело чем - то необычным, скорее наоборот, гармонично "дополняло", придавало всему происходящему некую "завершенность" и "красоту" формы. Запивший аранжировщик и ноты в последний момент, к трапу... Более безобразной организации поездки на фестиваль трудно и представить, да, наверное, и не было больше.
Весь Сопот был обклеян плакатами Льва Лещенко, а для Кодряну плакаты сделать не успели, их напечатали сами поляки только в последний момент.
И все же Мария тогда спела, вытянула. Более того, Мария Кодряну получила звание Лауреата за лучшее исполнение политической песни. Запомнились ей странная атмосфера, царившая в жюри, чехарда и подтасовка при голосовании. Но более всего поразил ее вид наших подстриженных "Песняров", которых по указке свыше усадили в парикмахерские кресла перед самым вылетом еще в "Шереметьеве", чтобы, не дай бог, "посланники Страны Советов" не имели аполитичный облик. Именно так, в буквальном смысле, подстригая всех под одну гребенку, наши чиновники управляли культурой.
Когда Кодряну вернулась лауреатом, пошли поездки по стране, зарубежные гастроли, записи... В 1978 году Мария вышла замуж за джазового музыканта, аранжировщика и композитора Александра Бирюкова и переехала в Москву.
Позже узнала, что вслед за ней в Москву пришло письмо министра культуры Молдавии. Что было в том письме, сказать трудно, но, видимо, в республике крепко обиделись на "перебежчицу", а корпоративная межнациональная солидарность аппаратчиков в "союзе нерушимом" играла тогда первую скрипку.
Но Кодряну продолжала работать, выступать при полных залах - ведь любовь зрителей не зависит от расположения какого - то там начальства, любовь зрителей объективна! - Если бы я сейчас начинала все сначала, то не сделала бы столько ошибок,- пытается убедить меня Мария. - Надо было жить не одной музыкой и кроме пения уметь в жизни еще кое-что. -
- В моем репертуаре есть песни и в современных ритмах, которые нравятся молодежи, но моя душа принадлежит тихой лирике, стихам Эминеску,- говорит Мария,- но кому, скажите, нужны сейчас эти песни?..
Нет, Мария! Они нужны, обязательно нужны именно сейчас, когда нам всем так не хватает обыкновенного тепла, доброты, человечности и любви.
Эти песни не "крутят" по коммерческим каналам, но разве измерить коммерцией человеческую душу, вложенную в жизнь и в песню, похожую на весенний дождь, который так и не пролился тогда ранним утром в кишиневском парке.

История 3.Как меня "выпихнули" на песенный конкурс в г.Сопот

История 4.Танец с Юрием Гагариным

История 5.Долог путь от Кишинёва до Ленинграда...если ехать через Херсон:) эти истории скоро выйдут, ждите-c :)